Николай васильевич гоголь знакомство с пушкиным

Дружба с Пушкиным. Гоголь без глянца

николай васильевич гоголь знакомство с пушкиным

6 Кулиш П.А. Николай Васильевич Гоголь. Опыт биографии. . Сюжет о первом несостоявшемся знакомстве Пушкина и Гоголя в году не был. Николай Васильевич Гоголь. Из письма А. С. Данилевскому 2 ноября я стал расспрашивать Якима о времени знакомства Гоголя с Пушкиным. По. Николай Васильевич Гоголь знакомится с Александром Сергеевичем Пушкиным Прим.] Гоголь, движимый потребностью видеть Пушкина, который В. И. Шенрока, знакомство произошло следующим образом: « Однажды летом.

Методологическую базу диссертации составили принципы биографического, источниковедческого и историко-функционального методов осмысления историко-литературных явлений.

Методика ведения исследования формировалась через ориентацию на работы В. Источники диссертационного исследования составили художественное, публицистическое и эпистолярное наследие Пушкина и Гоголя, свидетельства современников воспоминания и письмабиографии Пушкина и Гоголя, а также работы, посвященные общим вопросам истории и теории литературы и более частные исследования творчества писателей.

Основной группой источников, обладающих первостепенной значимостью для работы, следует назвать статьи и монография, посвященные теме биографических и творческих контактов Пушкина и Гоголя. В диссертации впервые проанализированы и систематизированы работы исследователей жизни и творчества Пушкина и Гоголя, начиная с середины XIX века и заканчивая публикациями последнего времени, никогда ранее не осмыслявшиеся в целостности.

Это обеспечивает научную новизну работы. Анализ исследовательских концепций, проведенный на фоне источниковедческой разработки значительной историко-литературной проблемы, претендует на методологическую и теоретическую значимость, актуальную для познания отечественной литературной науки как многоаспектного, но внутренне единого явления культуры.

Практическая значимость работы заключается в потенциальном использовании ее результатов в научных и учебно-прикладных целях: Покусаева Саратов, г. По теме исследования опубликовано 4 статьи. Положения, выносимые на защиту: Движущим центром полемики исследовательских версий о характере отношений Пушкина и Гоголя являются не только объективные причины, вытекающие из противоречивости историко-литературных фактов, но и субъективные, подчас оказывающиеся результатом индивидуально-частного влияния или следствием воздействия общественно-политической конъюнктуры.

В основании образа Пушкина, запечатленного в гоголевском художественном, литературно-критическом, публицистическом и эпистолярном наследии лежит мысль об абсолютном, неоспоримом литературном и человеческом авторитете поэта. Пушкин в текстах Гоголя — образец русского человека, чья биография служит неисчерпаемым источником характерных примеров истинно русской жизни.

Мемуарные источники картины взаимоотношений Пушкина и Гоголя, взятые в целостности, определяют широкие рамки для интерпретаций характера общения двух литераторов и предоставляют многочисленные возможности для разновекторного истолкования содержащихся в них фактов.

Реализация диалогического потенциала, заложенного в воспоминаниях, составила основной материал исследовательской полемики вокруг контактов Пушкина и Гоголя. В истории исследования пушкинско-гоголевских отношений отчетливо выделяются два цикла: Важнейшей особенностью полемики исследовательских версий вокруг взаимоотношений Пушкина и Гоголя является принципиальная невозможность, императивно и однозначно установив, словесно зафиксировать целостный характер писательского общения.

Причина этого заключена в непрерывном изменении социальной картины мира, наполняющем с течением времени устоявшиеся биографические формулировки новым смыслом. Сегодняшнее положение пушкинско-гоголевского вопроса в литературоведении характеризует интерес к конкретным проблемным вопросам писательского общения, во многом противопоставленный целостному концептуальному изучению природы взаимоотношений классиков.

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. Общий объем текста — страниц. Содержание работы Во введении определяются цели, задачи и методологические основы диссертационного исследования, обосновывается его актуальность, устанавливаются научная новизна, практическая и теоретическая значимость работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первую группу составляет эпистолярное наследие писателей, вторую — публицистика и художественное творчество, третью — мемуарные свидетельства. Композиционная организация первой главы следует этому принципу. Первый раздел первой главы диссертации обращен к свидетельствам общения Пушкина и Гоголя, содержащимся в их переписке. Из личной переписки между Пушкиным и Гоголем сохранилось 13 писем.

лет назад 20 мая Николай Васильевич Гоголь знакомится с Александром Сергеевичем Пушкиным

Большая часть из них 9 принадлежат перу Гоголя. Фактическая интерпретация позволяет охарактеризовать наиболее общие свойства эпистолярного общения писателей. Все четыре сохранившихся письма Пушкина — это ответы на гоголевские послания. Пушкин неизменно отвечает на предложения и просьбы. Отвечает кратко, иронично, но неизменно любезно.

Дружба с Пушкиным

В гоголевских письмах к Пушкину - как ранних, так и поздних — отчетливо заметно смущение младшего перед старшим. Оно проявляется и в тоне писем, торопливом и осторожном, и в подборе слов, более характерных для гоголевской прозы, чем для его эпистолярия, и в обилии прямых и косвенных обращений к своему адресату. С этой гоголевской застенчивостью напрямую соотносится и пушкинский несколько менторский, но в то же время ободряющий тон.

Гоголь, тонкий лицедей и расчетливый психолог, всегда умевший настроиться на тон собеседника, в переписке с Пушкиным осторожен и демонстративно деловит. Особенно наглядно эти черты выступают в сравнении с его письмами к Жуковскому. В них Гоголь не стесняется в восторженных выражениях, достигая подчас высот одухотворенной патетики. Тематика переписки Гоголя и Пушкина в основном не выходит за пределы литературно-деловой сферы. Естественно, что Гоголь в письмах к друзьям этого периода A.

Прокоповичу выражается намного полнее и откровеннее. То же самое можно сказать и о Пушкине, который в письмах к П-В. Вяземскому говорит не только на другие темы, но и другим языком. Однако это нельзя считать доказательством поверхностности или формальности отношений между писателями. Аксаковым эпистолярному наследию писателя: Гоголевский образ Пушкина собственный, внутренний, непубличный обладает стабильным содержанием и несомненным единством, чему есть достаточно подтверждений в письмах, и особенно письмах го года, и что делает возможным и необходимым анализ этого образа с точки зрения семантической наполненности и функциональной значимости.

Для достижения этой цели в диссертационной работе факты обращения к имени Пушкина в переписке Гоголя рассматриваются в двух аспектах. Во-первых, диахронно, с анализом изменения контекста, роли и характера обращений к образу Пушкина с течением времени. Во-вторых, диалогически, с учетом своеобразия личностей гоголевских адресатов и его с ними отношений.

Наблюдение над развитием гоголевского эпистолярного образа Пушкина во времени дает возможность сформулировать следующие выводы: Основной характерологической чертой образа Пушкина в переписке Гоголя на всем ее протяжении является абсолютный литературный авторитет поэта. История становления и трансформации пушкинского образа в переписке Гоголя может быть описана в границах трех периодов. В первый период — — гг. Второй период — — гг.

Третий период становления пушкинского образа - - гг. Он пребывает на незыблемой высоте, достигнутой в переписке конца х годов. К нравственно эталонному образу Пушкина апеллирует Гоголь при необходимости поддержать знакомого, попавшего в трудное положение П. Нащокину, 20 июля г. Аксакову, 28 августа г. Едва заметное расхождение переосмысляемой литературной роли поэта и канонизированного человеческого облика в эпистолярном образе Пушкина х годов может быть объяснено изменением гоголевских взглядов на место литературы в мире, обретением иных жизненных ориентиров и пересмотром с новых позиций собственного художественного и человеческого пути.

Место Пушкина в литературе осталось незыблемым, но роль литературы в мировоззрении Гоголя подверглась значительному пересмотру, что выразилось, в конечном итоге, и в некоторой трансформации гоголевского образа поэта. Далее ссылки на это издание приводятся в тексте с указанием номера тома римским, а номера страницы арабскими цифрами. Другой ракурс исследования диктует необходимость обращения к анализу гоголевской переписки, учитывающему своеобразие отношений писателя с непосредственными адресатами его писем.

По эпистолярным диалогам Гоголя можно проследить существование отчетливых граней, участвующих в формировании образа Пушкина.

Очерчивая круг лиц, которым адресуется гоголевский эпистолярный образ Пушкина, следует назвать имена В. Характер обращения к имени Пушкина и его оценка в зависимости от адресата письма у Гоголя ощутимо различаются. Первостепенное влияние на это оказывает своеобразие личных отношений, развивавшихся у Гоголя с каждым конкретным корреспондентом. Однако во всех эпистолярных диалогах Гоголем в большей или меньшей степени проводится мысль об абсолютном, неоспоримом авторитете Пушкина как литератора.

Именно эта идея лежит в основании гоголевского эпистолярного образа Пушкина, менявшегося с течением времени и в зависимости от адресата, но неизменно сохранявшего внутреннее идеологическое и эмоциональное единство.

Второй раздел первой главы диссертации посвящен анализу взаимных отзывов Пушкина и Гоголя на страницах литературной критики, публицистики и художественной прозы. Совершенно иную, более сложную, менявшуюся с течением времени и неоднозначную ситуацию демонстрирует образ Пушкина в гоголевском литературно-критическом и художественном наследии. Объем обращений к имени Пушкина в гоголевском художественно-критическом творчестве, так же как и в случае с перепиской, намного превышает аналогичный объем у Пушкина.

Пушкинские и гоголевские свидетельства обладают различной достоверностью. В то время как исторические факты и эстетические оценки, сообщенные Пушкиным, были приняты с абсолютным доверием, едва ли не все гоголевские воспоминания о Пушкине были оспорены в исследовательской литературе.

Упоминания Пушкина в гоголевском художественном творчестве относятся к годам. Все они демонстрируют один законченный и лаконичный образ литературной знаменитости, поэта, чье имя увенчивает собой российскую изящную словесность.

Гоголевская литературная критика и публицистика по сравнению с художественным творчеством представляет несравнимо больше возможностей для анализа эволюции образа Пушкина. В гоголевской публицистике середины х годов — совершенно особом эстетическом явлении, соединяющем в себе черты как собственно публицистики, так и литературной критики, а так же автобиографической и просто художественной прозы, — имя Пушкина по частоте употребления занимает одно из первых мест.

Его имя, рассеянное по тексту книги, выступает сразу в нескольких функциях и выполняет целый набор идейно значимых ролей. Обращаясь к имени поэта, Гоголь цитирует его либо как автора художественных произведений, либо как живого человека, чьим поступкам и словам сам он был свидетелем.

Учитывая, что книга создавалась через 10 лет после описываемых событий, такая буквальность вызывает некоторые сомнения в мемуарной достоверности гоголевских рассказов. И, наконец, судьба Пушкина и роль его в русской культуре служат для Гоголя постоянными примерами, иллюстрирующими характерные особенности русской жизни. Предельная важность темы требует соразмерных средств. Ближе к концу главы Гоголь наделяет Пушкина исключительными, почти мистическими, качествами. Здесь же предлагается масштаб доверия к поэту, как минимум, выводящий его из ряда простых смертных: По мысли писателя, влияние Пушкина было позитивным на прошедшем этапе становления русской литературы, но стало вредным для дальнейшего ее развития в свете новых целей, которые, как считает писатель, поставила окружающая действительность.

В разговоре о творчестве Жуковского и Языкова именно пушкинские характеристики используются Гоголем для выявления художественного своеобразия стиля поэтов.

Из всего массива источников пушкинско-гоголевских взаимоотношений гоголевское. Последний параграф первой главы посвящен рассмотрению мемуарной картины взаимоотношений Пушкина и Гоголя. Критерием отбора источников было либо личное знакомство мемуариста с писателями, либо ценность несомненного факта, которому мемуарист был свидетелем. В ходе работы отсекались свидетельства, передаваемые с чужих слов или повторяющие опубликованные ранее и выражающие общераспространенную точку зрения.

В разделе приводятся и анализируются воспоминания Е. Эта черта роднит воспоминания с исследованиями пушкинско-гоголевских отношений, начавшими появляться примерно в то же время, что и произведения мемуарного жанра, и говорит об условности разделительной грани между. Обращаясь в целом к корпусу воспоминаний, посвященных фактам общения Пушкина и Гоголя, нужно отметить, что в них, в силу их диалогической заостренности и амбивалентности, определены достаточно широкие рамки для возможных интерпретаций характера общения двух литераторов.

Мемуары о пушкинско-гоголевских отношениях, взятые вместе, представляют возможность для разновекггорного истолкования содержащихся в них фактов. Реализация этого диалогического потенциала и составила основной материал для исследовательской полемики, более чем вековая история которой восстанавливается во второй главе диссертации.

Первым интерпретатором характера писательских контактов выступил биограф Гоголя П. Книги Кулиша о Гоголе были приняты читающей публикой с огромным энтузиазмом5, а их автор на долгое время задал тон трактовке биографии писателя.

Работы первого гоголевского биографа создали восторженно-благостную картину дружбы и сотрудничества двух писателей, определившую базис наиболее популярной тенденции истолкования характера общения Пушкина и Гоголя. В характеристике отношений писателей Кулиш идет намного дальше подавляющего большинства своих последователей: Взгляд Кулиша на писательские взаимоотношения был несколько скорректирован выпущенными в году П.

Чернышевского, в трактовке пушкинско-гоголевского вопроса опираясь на Кулиша, утверждают дружескую близость писателей и в то же время содержат мотивы для развития конфликтной теории. С одной 3 См. Записки о жизни Н. Материалы для биографии A. Еще больше в этом направлении сделали статьи главного оппонента Чернышевского A. Критик не касается собственно личностных отношений между Пушкиным и Гоголем, однако, как и в случае с Чернышевским, столь яркое и однозначное противопоставление творческих систем писателей, укорененное в общественном сознании, рано или поздно не могло не сказаться на концепциях биографических исследований.

Из литературных критиков, продолживших дружининскую линию противопоставления пушкинского и гоголевского художественных миров, наибольшее звучание получили работы В. Розанова, страстно проповедовавшего разделение двух начал русской литературы: Первым к исследованию пушкинско-гоголевских отношений с научных позиций подошел академик Н. Речь Тихонравова отличалась от предшествовавших работ критиков и мемуаристов прежде всего тщательностью и осторожностью в выборе формулировок.

Однако, не создавая красочных картин дружбы между писателями, Тихонравов тем не менее оставался в русле панегирической трактовки Кулиша и осмыслял взаимоотношения Пушкина и Гоголя в традиционных формулах учительства и преемничества. Саводник - исследователи пушкинско-гоголевских взаимоотношений, работавшие в академической традиции, — продолжили линшо осторожной поддержки концепции дружбы, начатую Н. С началом XX века в литературной науке стартовал процесс переосмысления взаимоотношений Пушкина и Гоголя.

Его катализатором, несомненно, против воли автора, выступила монография В. Пересмотр классической традиции в объяснении природы взаимоотношений писателей, начатый Б Л.

Лукьяновским, продолжился в работе A. Статьи, исследования о русской классической литературе. Работа Гиппиуса зафиксировала некую объективную высоту, ориентируясь на которую, можно было бы продолжить исследование пушкинско-гоголевских контактов на новом фактическом и методологическом уровне. Однако история сложилась. На долгие годы возникла пауза в собственно научном исследовании пушкинско-гоголевского вопроса. Взятая на буксир пропагандисткой машиной советского государства, литературная наука снова вернулась к идеологеме XIX века и принялась утверждать нерушимую дружбу двух русских классиков.

К началу второй половины XX века всеобщее распространение получила тенденция максимального сближения писателей, наиболее полно и одиозно выраженная в книге В. Та же тенденция нашла отражение в работах Д. Подспудно утверждению советского литературного мифа в науке шла и некоторая корректировка этой однозначной и приторно благостной картины общения писателей.

Громадный и, пожалуй, неоцененный в полной мере прорыв в исследовании пушкинско-гоголевских взаимоотношений совершил В. Чем дальше от х годов, тем сильнее в исследовательской литературе нарастало стремление к пересмотру идеологизированного 14 Гиппиус В. В году И. В своем опубликованном в году исследовании литературовед подверг резкой критике новую биографию Гоголя, споря с ее автором как по фактическим основаниям, так и о вопросах методологии.

После общественно-политических изменений х - х годов начался процесс пересмотра советского литературного канона, нахлынула, говоря словами Ю. Для новой культурной реальности более актуальными категориями стали не дружба и сотрудничество, а противостояние и конфликт. Черты новой пушкинско-гоголевской мифологемы в полной мере отразила статья Ю. Во имя деконструкции советского мифа исследователь идет на широкие обобщения и смелые интерпретации.

Однако работа нижегородской исследовательницы, также не лишенная некоторой тенденциозности, разительно отличается от статьи Ю. Дружникова своей научной тщательностью. В, Пушкин и Гоголь в году: С Пушкиным на дружеской ноге. Выбранные места из мифов о Пушкине. Научная объективность и стремление к психологически точной мотивировке биографии Гоголя отличают работы Ю.

Манна подводит итог исследованию пушкинско-гоголевских отношений, достигнутый литературной наукой к началу XXI века. Также как в свое время работа В. Гиппиуса, новая биография Гоголя, аккумулируя достижения двух полемизирующих тенденций, выводит исследовательский диалог о биографических контактах писателей на качественно новый уровень. К настоящему времени диалог литературоведческих версий о пушкинско-гоголевских отношениях совершил два полных круга своего развития.

Определяющими факторами такого развития диалога стали не только научные, но и посторонние по отношению к объективному исследованию природы писательских контактов общественно-политические тенденции. Сравнив вехи истории изучения пушкинско-гоголевского вопроса с хронологией российского государства, можно увидеть, что колебания трактовки взаимоотношения двух классиков русской литературы находились в зависимости от общественно-политических изменений, происходивших в стране.

Чем жестче и авторитарнее была государственная власть в России, тем более тесными и дружескими представали в исследовательских работах взаимные отношения Пушкина и Гоголя. И наоборот, как только диктат государственной власти ослабевал, вектор литературоведческого интереса поворачивался к поиску конфликтов и противоречий в совместной биографии писателей. Имена Пушкина и Гоголя - классиков русской литературы входили в поле идеологического притяжения российской государственной власти не только в советский период, но и в XIX — начале XX вв.

Ермилова, пропагандировавшие дружбу писателей, ни оппонирующие им статьи Б. Дружникова не могут считаться в полной мере научными исследованиями.

В Гиппиуса и Ю. Манна, стоящие на позиции непредвзятого рассмотрения конкретных фактов и чуждые громких формулировок, являются примерами 26Манн Ю. Этому аспекту истории исследования пушкинско-гоголевских отношений, следующему тенденциям современного литературоведения, посвящен второй раздел главы. Для анализа было выбрано три эпизодических сюжета пушкинско-гоголевских взаимоотношений, разных по степени историко-литературной значимости и, в связи с этим, в разной мере включенных в исследовательскую полемику.

Сюжет о первом несостоявшемся знакомстве Пушкина и Гоголя в году не был связан с магистральными темами пушкинско-гоголевского вопроса в первую очередь, затрагивающими аспекты творческого влияния и поэтому находился па периферии исследовательского диалога. В первом параграфе последнего раздела работы анализируются точки зрения исследователей, с разных позиций трактовавших достоверность истории неудачного визита к Пушкину в году, рассказанной Гоголем П.

Ретроспективное рассмотрение истории исследования сюжета несостоявшегося знакомства демонстрирует широкую амплитуду трактовок, во многих аспектах объясняющуюся конъюнктурными факторами.

Однако в то же время очевидна зависимость каждой новой версии сюжета от инвариантного рассказа Анненкова, его деталей. Следует отметить также увеличивающуюся с годами вовлеченность этого прежде факультативного биографического факта в сферу концептуальных трактовок личности и творчества Гоголя.

Характерно, что с все более полным вхождением сюжета в сферу исследовательских интерпретаций, все меньше остается сомнений в его достоверности. Будучи по природе своей забавным случаем-апекдотом, сюжет о неудачной попытке знакомства становится значительным литературным фактом лишь в контексте понимания созданного гоголевской публицистикой х годов образа Пушкина.

При этом более важным для целостного исследования пушкинско-гоголевских отношений является не соответствие истории действительности, а сам факт ее передачи Анненкову. Рассматривается история публикации стихотворения, начиная с года и по настоящее время, анализируются основные трактовки гоголевского мемуарного свидетельства.

Особенно значительной была роль Пушкина в творческой истории двух центральных произведений Гоголя -- "Ревизора" и "Мертвых душ". Широко известно признание Гоголя в "Авторской исповеди" в том, что "сюжет" "Мертвых душ" и "мысль" "Ревизора" были подсказаны ему Пушкиным. Этот факт не должен восприниматься сугубо формально: Пушкинские "подсказки" заключали в себе огромный художественный потенциал. Так, мотив скупки мертвых душ, сам по себе обладающий исключительной смысловой емкостью, предоставлял Гоголю богатые сюжетно-композиционные возможности для создания произведения крупного масштаба.

николай васильевич гоголь знакомство с пушкиным

Сопоставление фабулы "Ревизора" с неосуществленным пушкинским планом "Криспин приезжает в Губернию NB на ярмонку -- его принимают за Внимательно следя за творческой работой Гоголя, Пушкин и сам посвящал его в свои литературные замыслы. Анализ творческих контактов Гоголя и Пушкина убеждает в том, что при всем типологическом различии творчества обоих авторов Гоголь выступал в е годы как ученик и преемник своего великого современника. Не случайно принадлежащая ему статья "Несколько слов о Пушкине" не только содержала в себе наиболее глубокое в ту пору истолкование зрелого творчества поэта, но и одновременно явилась собственно гоголевским эстетическим манифестом.

николай васильевич гоголь знакомство с пушкиным

Однако историю взаимоотношений Гоголя и Пушкина нельзя представлять себе идиллически безмятежной. Творческая близость писателей не исключала существования между ними моментов несогласия. Особенно отчетливо это проявилось в году -- в период сотрудничества Гоголя в "Современнике". Активным участником пушкинского журнала Гоголь становится сразу после его основания. В первом томе "Современника" он помещает повесть "Коляска", пьесу "Утро делового человека", несколько рецензий, а также статью "О движении журнальной литературы, в и году", воспринятую читателями в качестве программы нового издания.

Несогласие с некоторыми положениями гоголевской статьи, а также тактические соображения побудили Пушкина выступить в третьем томе "Современника" с "Письмом к издателю", написанным от имени некоего провинциала А. Более того, в издательском примечании к "Письму Возможно, с этим выступлением, а также и с другими осложнениями, возникшими в период сотрудничества Гоголя в пушкинском издании, было связано охлаждение, наступившее в отношениях писателей к июню года -- моменту отъезда Гоголя за границу.

Однако важно отметить, что эта размолвка, причины которой не вполне ясны, не принимала резкого характера. Об этом говорит хотя бы тот факт, что, уже покинув Россию, Гоголь продолжал работать над материалами для "Современника".

Гоголь и Пушкин: были ли знакомы писатели?

Известие о гибели Пушкина, полученное Гоголем в Париже, стало для него одним из наиболее тяжелых жизненных потрясений. К теме своих отношений с Пушкиным, характеристике пушкинского творчества Гоголь не раз возвращался на протяжении последнего периода своей деятельности "Выбранные места из переписки с друзьями", "Авторская исповедь".

В настоящее время известны 4 письма Пушкина к Гоголю и 9 писем Гоголя к Пушкину. Все они печатаются в данном издании. Спорным остается вопрос о включении в сборник гоголевского "Отрывка из письма, писанного автором вскоре после представления "Ревизора" к одному литератору". По словам самого Гоголя, "Отрывок Аксакову от 21 февраля 5 марта г. И хотя рукопись "Отрывка В то же время отсутствие сколько-нибудь определенных представлений о подобной связи не позволяет включить "Отрывок Гоголь -- Пушкину А.

Петербург [1] 16 августа. Приношу повинную голову, что не устоял в своем обещании[2] по странному случаю. Я никак не мог думать, чтобы была другая дорога не мимо вашего дома в Петербург. И преспокойно ехал в намерении остановиться возле.

Я спохватился уже поздно. А сопутницы мои, спешившиеся к карантину[3] для свидания с мужьями, никаким образом не захотели склониться на мою просьбу и потерять несколько минут. Если же посылка ваша может немножко обождать, то вы можете отдать Васильчиковой[4], которой я сказал она думает ехать в среду заслать за нею к вам, и тогда она будет доставлена в мои руки.

Я только что приехал в город и никого еще не видал. Здесь я узнал большую глупость моего корреспондента[5]. Он, получивши на имя мое деньги и знавши, что я непременно буду к 15 числу, послал их таки ко мне на имя ваше в Царское Село вместе с письмом.

И вам теперь, и мне новое затруднение. Но вы снисходительны и великодушны. Может быть, и ругнете меня лихим словом; но где гнев, там и милость. Письмо с деньгами вы можете также отдать для отправки ко мне Васильчиковой. Теперь ничего не пишу к вам, потому что собираюсь дня через три писать.

Адресуйте ко мне в Институт Патриотического общества на Васильевском острову[6]. Плетнева рукописью "Повестей Белкина".

Васильчиковой в Павловске Гоголь жил летом г. Гоголь служил младшим учителем истории в Патриотическом институте. Насилу теперь только управился я с своими делами и получил маленькую оседлость в Петербурге. Но и теперь еще половиною -- что я, половиною? В Петербурге скучно до нестерпимости. Холера всех поразгоняла во все стороны.

И знакомым нужен целый месяц антракта, чтобы встретиться между собою. У Плетнева я был, отдал ему в исправности ваши посылку и письмо[2]. Любопытнее всего было мое свидание с типографией[3]. Только что я просунулся в двери, наборщики, завидя меня, давай каждый фиркать и прыскать себе в руку, отворотившись к стенке. Это меня несколько удивило. Я к фактору, и он, после некоторых ловких уклонений, наконец сказал, что: Из этого я заключил, что я писатель совершенно во вкусе черни[4].